Американская мечта - Цікавинки - Цікаве про все - Каталог файлів - Вивчаємо економіку разом
 
Субота
03.12.2016
22:41
Вітаю Вас Гість
RSS

Вивчаємо економіку разом
(сайт вчителя економіки та правознавства Глухівської ЗОШ І-ІІІ ступенів №2)

Каталог файлів »
Меню сайту

Категорії розділу
Цікавинки [45]
ВІДЕОМАТЕРІАЛИ [8]

Наше опитування
Вам подобається мій сайт?
Всього відповідей: 510

Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0

Головна » Файли » Цікаве про все » Цікавинки

Американская мечта
13.06.2011, 23:49

Американская мечта

Американская мечта

Американская мечта это мечта о богатстве. Но почему нет французской, итальянской, русской мечты? В европейских странах мечта о богатстве также существовала, но она включалась в широкий спектр представлений о полноценном существовании.

В США, стране индивидуального предпринимательства, богатство стало достижимо для миллионов, мечта, перестав быть абстракцией, превратилась в жизненную цель и эпицентр общественных интересов, а термин Американская Мечта появился в 1931 году, в книге историка Джеймса Труслоу Адамса "Американский эпос", где автор проследил трансформацию Американской Идеи с момента основания Нового Света.

----------------------<cut>----------------------

Американская идея изначально была идеей религиозной. Английские протестанты, прибывшие в 1620 году на новый континент, не мечтали о богатстве, их целью было построение Царства Божьего на земле, где человек направит все силы на расцвет своего духа. В глазах первых переселенцев, Отцов-Пиллигримов, пуритан, в Старом Свете не было места для Царства Божьего, католическая Европа, живущая низменными страстями, предала идеи истинного христианства, духовная жизнь в ней угасала и она была обречена также, как когда-то Содом и Гоморра.

На новом континенте, далеком от развращенной цивилизации Европы, среди нетронутой природы, протестанты надеялись построить новый совершенный мир, и в процессе его созидания, в процессе труда, очистится и обогатится духовная природа человека. Труд — служение Богу, он увеличивает богатство, которое Он подарил человеку, и результат труда должен принадлежать только Ему. Тот же, кто создает богатства только для себя, теряет свою душу, опускаясь в бездну греховных наслаждений плоти, как гласит Библия:

«Плоть – тлен, дух нетленен»
, духовное богатство важнее всех физических богатств мира.

Библия для первых переселенцев, протестантов была не просто Священной Книгой, она была руководством к жизни, все поступки членов общины сверялись с божественным законом. Следуя библейским постулатам, протестантские общины ограничивали попытки личного обогащения. Власть общины над жизнью ее членов была абсолютной, так как в первый период освоения нового континента в одиночку выжить было невозможно.

Американская мечта

Но, когда последующие поколения колонистов адаптировались к новым условиям жизни, из общин начали выделяться семейные кланы и группы единомышленников, создававшие свои маленькие колонии, а к середине 18-го века одиночки могли уже не просто выживать, но и создавать богатства только для себя. Протестантские общины, приспосабливаясь к изменяющимся условиям, начали менять свои постулаты. Добродетельным человеком стал считаться тот, кто своим трудом создавал личное богатство, но часть доходов отдавал на нужды общины. Бедность была отнесена к разряду пороков, так как быть бедным в стране огромных возможностей, означало лишь одно, несостоятельность человека, отсутствие воли, характера, моральную ущербность. Бедняк ничего не вносил в общину, и хотя получал ее помощь, уважения получить не мог.

Библейская заповедь, "все люди братья”, уступила свое место заповедям Успеха, который стал своеобразной формой национальной религии. Америка создавала новую цивилизацию с новой моралью, моралью труда, моралью всеобщей конкуренции, в которой успех знак любви Бога. Все что ведет к успеху, к богатству добродетельно. Аморально все что ведет к неудаче. Неудача подтверждение порочности человека, а способность создавать богатство божественный дар, позволяющий приблизить человека к Богу, к Богу-Создателю.

Американская мечта
«Христианство, в конечном счете, приспособилось к капитализму, которое было глубоко чуждым учению Христа.»
писал немецкий философ Адорно.

Во второй половине 19-м века началась массовая иммиграция из стран Европы, и ее цели были иными, нежели цели Отцов-Пиллигримов. Это было бегство от европейской нищеты в земной рай, где "тротуары выстланы золотом”.

Американская мечта

Оставить родную страну и отправиться на далекий континент, с только намечающимися признаками цивилизации, могли не только самые отчаявшиеся, но и самые отчаянные, способные на риск, динамичные и агрессивные в достижении поставленной цели, охотники за удачей. Значительный процент иммиграции составляли также "джентльмены удачи”, криминальный элемент, убийцы, воры, мошенники, бежавшие от европейского правосудия в страну полной свободы.

Американская мечта

Новые иммигранты прибывали в Новый Свет служить не Богу, а Успеху. Для европейских бедняков материальное благополучие было важнее, нежели духовное совершенствование и нравственная жизнь. Как писал русский поэт о целях их жизни:

Какая смесь одежд и лиц,
племен, наречий, состояний!
Из хат, из келий, из темниц
Они стекались для стяжаний.

Рядом с притягательной, яркой мечтой о богатстве все остальные аспекты жизни утрачивали свою ценность, и многообразие человеческих желаний и интересов, пройдя через американский плавильный котел, уходило в осадок.

Американская мечта

Алексис Токвиль, французский юрист, побывавший в США в начале 30-ых годов 19-го века, увидел в американской экономической демократии огромные преимущества перед европейской авторитарной системой, но отмечал ее специфику, поражавшую многих европейцев , — «Страсть американцев к приобретению богатств превзошла обыкновенные пределы человеческой алчности.»

Доступность богатств создавала небывалый накал борьбы среди многочисленных претендентов, и те нормы жизни, которые возникали в ее процессе, резко отличались от традиционных норм Старого Света, что шокировало европейцев, для которых богатство было лишь средством для достойной жизни, но не ее целью.

В иерархическом Старом Свете богатства переходили от поколения в поколение и борьба за него проходила только внутри привилегированного, имущего класса, низшие, неимущие классы боролись лишь за физическое выживание. А Америка предоставила полную свободу всем, и в борьбу за богатство были вовлечены миллионы.

В отличии от других стран мира, которые строились на традициях и опыте прошлого, Америка создавала свою историю заново. Это было общество иммигрантов и оно складывалось в процессе слияния и взаимопроникновения полярных идей и идеалов, многочисленных культур и моральных ценностей. Америка сплавила противоречия в единое целое, соединив расчетливый прагматизм, необходимый для выживания, с религиозными идеями и рационализмом эпохи Просвещения, и создала особый, отличавшийся от европейского, американский образ жизни.

В новых формах отношений крайности сливались в непривычном для европейцев симбиозе, который европейцы не могли расшифровать. Всемирно известный английский путеводитель по многим странам мира, Бедеккер, в 1890 году предварил свое описание Америки следующим кратким комментарием, —

«Америка стоит в том месте, где сливаются в одну две реки, одна течет в рай, другая в ад. Соединенные Штаты особая страна – это страна контрастов.»

Религиозность, которая, по сути своей, иррациональна, уживалась с рациональным, материалистическим мировоззрением. Уважение к другим сосуществовало с агрессивностью, отзывчивость и желание помочь с безразличием к чужой судьбе, честный труд и уважение к закону с широко распространенной преступностью, вера в честную игру, с всеобщей тенденцией к манипуляции другими, конкуренция всех со всеми, со стремлением к кооперации. Крайний индивидуализм с конформизмом.
Конформизм — пассивное, некритичное принятие господствующего порядка, норм, ценностей, традиций, законов и т. д. Проявляется в изменении поведения и установок в соответствии с изменением позиции большинства или самого большинства.

Это был свободный поток в котором все его струи сливались в единое и неразрывное целое, и он тек в одном направлении, в направлении разрастания материального богатства, и внутри него возникали те формы и виды свободы, которые соответствовали движения.

Американская мечта

С одной стороны, свобода индивидуального предпринимательства привела к материальному комфорту, достижимого для многих, а в Европе доступного лишь ограниченному кругу. С другой, в рыночной демократии личная свобода могла существовать только в жестких рамках требований экономики, в которой для достижения личного успеха человек должен отказаться от свободного самовыражения, экономическая игра требовала приспособления к постоянно меняющимся условиям. В Европе конформизм, приспособление, были добровольным выбором, в Америке конформизм выбором не был, это была единственно возможная форма выживания.

В Европе, с ее сложившейся в течении веков экономической и государственной структуре, общество ставило человека в рамки обусловленные законом, традициями, моралью, внутри этих рамок он был свободен. В Америке, где общество и государство только создавались, не существовало инструментов контроля над разношерстной массой иммигрантов из всех стран мира. Здесь свобода могла привести не к власти демократии, а к власти охлократии, власти толпы, власти плебса, в конечном счете, к анархии. Свобода, в этих условиях, была опасна, и чтобы обуздать хаос человеческих желаний и поступков, ввести их в созидательное русло, были использованы те качества человеческой природы, которые в Старом Свете считались негативными, относились к разряду пороков.

Охлократия — вырожденная форма демократии , основанная на меняющихся прихотях толпы, постоянно попадающей под влияние демагогов . Охлократия характерна для переходных и кризисных периодов.
Американская мечта

Один из основателей американского государства, Мэдисон, писал, — «В европейской схеме гражданского общества утверждается, что человек, по своей природе, стремится к добру, а это приводит к расцвету всех человеческих пороков, и только деспотия сильного государства позволяет удержать людей от разрушительных инстинктов. Вера в добродетели человека не подтверждается жизнью. Когда человек говорит о свободе, он думает о свободе только для себя, когда он говорит о справедливости, он думает о справедливости только для себя. Не добродетели, а грехи двигают человеком, им двигает эгоизм.»

В Европе цели общества, нации, государства считались более важными чем цели и интересы каждого отдельного человека. Если позволить каждому думать только о себе, игнорируя интересы всех остальных, это неизбежно приведет к развалу общества. Всеобщее благополучие создается подчинением личного интереса интересам всего общества в целом. Государство всей своей мощью регулировало конфликты классов, социальных групп и индивидов.

Но в Америке, где сильного государства еще не было, общественный порядок мог быть создан только самими людьми, волей миллионов. Европа много веков создавала общественные структуры, используя разнообразные инструменты поощрения и наказания. У Америки, начинавшей с нуля, создававшей все общественные институты заново, был лишь один инструмент, экономический, эгоистический интерес. Личное богатство могло появиться только в результате многочисленных взаимовыгодных экономических связей, а в них необходимо всеобщее согласие с правилами, нужно считаться с интересами других, коллег, партнеров, поставщиков, покупателей.

В Европе идеалы гуманизма ставились выше практики материальной, а жизненный успех определялся по многим параметрам. Америка сузила представление об успехе до одной составляющей в конкретной, осязаемой форме, а счастье было определено количеством денежных знаков. Мечта о счастье воплощалась, как говорил Токвиль, в

«романтике цифр, которые имеют неотразимое очарование»
. Цифры богатства приобрели значение почти религиозное, это была особая форма идеализма, которую Токвиль отметил в своей фразе, —
«Есть что-то сверхъестественное, мистическое в невероятной способности американцев к приобретению.»
Американская мечта

Через 100 лет после Токвиля, президент Кальвин Кулидж, во время своей инаугурации, скажет, —

«Америка – страна идеалистов»
, страна мечтателей, где любая идея, любая мечта достойна уважения если она ведет к большему богатству. Позади остались века мучительных раздумий человечества о смысле жизни, и о том, что такое успех, что такое счастье.

Америка самая свободная страна мира, потому что здесь каждый чистильщик сапог может стать миллионером, гласит расхожая истина, но все чистильщики сапог не могут стать миллионерами. Миллион понятие символическое. Оно означает, что иметь миллион это иметь больше, чем большинство. Все не могут иметь больше, чем большинство. Это противоречит здравому смыслу, но мечта к здравому смыслу отношения не имеет, мечта это идеал, пускай и недостижимый.

Американская мечта
«Американец черпает свои убеждения из народного фольклора, в котором каждый может стать миллионером, если мобилизует всею свою энергию и способности. Хотя это противоречит его жизненному опыту, он никогда не станет опровергать этот общепринятый миф.»
Американский социолог Абель.

Мечта может противоречить жизненному опыту, но мечта не абстракция, она воплощает себя в системе общественных ценностей, и главная из них уважение других. Человек может выжить в любых физических условиях, но, психологически, без уважения общества, он не выживает. И не он сам, а общество определяет, за что оно человека уважает, а за что презирает.

В Старом Свете качества личности, уникальность внутреннего мира, широкие и глубокие знания, эмоциональное богатство и высокие этические нормы традиционно были качествами, которые приносили уважение общества. В Новом Свете уникальность личности определялась уникальностью банковского счета, и, чтобы стать личностью, заслужить уважение, нужно было стать "миллионером”.

Общественное уважение определяется количеством богатства, и прежде всего, деньгами, а критерии денежного статуса постоянно меняются. До середины 19-го веке обладатель нескольких сотен тысяч долларов считался богачом. Во второй половине 19 века, такой же престиж имел миллионер, в последние десятилетия ХХ века — миллиардер. Движение к мечте не имеет конца.

Скотт Фитцджеральд в романе « Великий Гэтсби », —

«Мечта всегда впереди, чем ближе мы к ней, тем дальше она уходит в будущее, но это не имеет значения. Мы побежим быстрее, протянем наши руки дальше. И, в одно прекрасное утро...»
Или, как говорилось в старом анекдоте советского времени, —
«коммунизм – это линия горизонта, которая удаляется по мере приближения к ней»

Казалось бы, что может быть общего у Америки и Советского Союза, но цель советской и американской мечты была одна – рост материальных богатств.

Разница только в том, что Американская мечта это мечта об индивидуальном материальном успехе, советская же мечта была мечтой о всеобщем, коллективном материальном благополучии. Но обе мечты выросли из одной и той же почвы, из идеи Прогресса, необходимости безостановочного индустриального развития, а цель индустрии движение, движение с постоянно отодвигаемой целью.

Главный постулат Прогресса покорение природы, не только физической природы, но и природы самого человека. В процессе приспособления к изменяющимся условиям жизни человек должен постоянно меняться, и только эта способность дает ему возможность выжить.

Американская мечта

Вот она, обратная сторона прогресса.
http://www.38gadgets.ru/17-04-2008/do-chego-dovel-progress/

Экстремальным примером такого покорения природы и человека, служит история штата Джорджия, которая начиналась, как ссыльная колония для преступников. Заключенные британских тюрем, ступив на новую землю, получили свободу, свободу выживать в условиях дикой природы, при отсутствии всякой цивилизации и государства, свободу обрабатывать землю, по которой никогда не проходил плуг землепашца. Трудиться не на лендлорда или государство, а только на себя. Труд превратил британских уголовников в крупных землевладельцев, хозяев плантаций, а их потомков в аристократов Юга.

«Аристократы», пьеса Афиногенова, театральный триумф 30-ых годов, не сходившей с советской сцены почти сорок лет, также об уголовниках, заключенных, работающих на строительстве Беломоро-Балтийского канала, они также изменяются, но не в процессе труда на себя, а в условиях трудового лагеря. Советские уголовники создавали богатства, создавали "общественную собственность”, и превращались в "аристократов” советской жизни.

В процессе развития Прогресса труд превратился в главный инструмент "покорения природы” и человека, и стал ассоциировался со свободой. Лозунг, стоящий перед внутренними воротами советских трудовых концлагерей, гласил,

"Труд – путь к свободе”
. В немецких концентрационных лагерях лозунги были те же.
"Кто был никем, тот станет всем”
, провозглашала пропаганда труда в Америке и Советской России. Труд стал новой формой религии, недаром в Советской России широко употреблялся термин "религия труда”, источником термина был американский протестантизм, который, собственно, и был истинной религией труда, без кавычек. Трудом создаются не только материальные ценности, труд воспитывает человека, создает тот общественный порядок, абсолютный порядок, о котором человечество мечтало со времен Платона, чья «Утопия» показала основное направление движения цивилизации к идеальному обществу .

Социалисты-утописты 17-го века, Томас Мор и Кампанелла, а в 18-ом Сен-Симон, Оуэн и Фурье, продолжили и развили идеи Платона, но это были лишь размышления, теории, в ХХ веке они получили материальную базу, развитую индустриальную, массовую экономику. Ее цели, ее направление, определялись специфическими особенностями всех стран цивилизованного мира. В странах где государственные, политические цели традиционно считались более важными чем цели экономические, новый порядок строился насилием государства, тотальный контроль осуществлял репрессивный аппарат. В странах экономической демократии инструментом тотального контроля была сама экономика.

Американская мечта

Нацисты называли свою мечту Третий Рейх, Новый Порядок, порядок, установленный на тысячелетие. Большевики также видели свою версию Нового Порядка, коммунизм, будущим всего мира. У Америки была та же цель, Новый Порядок на века, "Novus Ordo Seclorum”, эти слова впечатаны в одно долларовый банкнот, главный символ американской нации.

Утопии прошлого говорили о незыблемости правильного порядка, а идея Нового Времени — постоянное изменение, постоянное разрастание богатств. Утопии видели в прошлом образцы "золотого века”, ХХ век, век Прогресса, видел в прошлом только ошибки.

"Завтра будет лучше, чем сегодня”
, говорила американская пресса,
"Новое лучше старого”
, говорила советская пропаганда.

Американский Эксперимент, начатый в 17-ом веке, к концу Первой Мировой войны превратил США в лидера социальных изменений, экономика общества потребления позволила создать новый общественный порядок.

Свобода индивидуального предпринимательства, естественно, без какого-либо государственного нажима, вела экономику аграрной Америки в направлении индустриального производства, которое создавало больше продуктов массового потребления чем ремесленный труд. Массовое производство предоставляло людям все виды материального комфорта и их создатель и потребитель принимал новый порядок в котором он добровольно становился винтиком экономической машины.

Советский Эксперимент по созданию индустриальной экономики начался намного позже чем в США, и был попыткой, в условиях крестьянской, сельскохозяйственной, по преимуществу, страны, добиться того же уровня развития, которого достигла Америка. Единственной силой контроля в России традиционно было государство, и большевики, придя к власти, использовали мощь государственной системы, которая, уничтожая крестьянство как класс, формировала новый класс, рабочий. Государственным насилием крестьянин был превращен в работника сельскохозяйственной индустрии и вошел в состав индустриальной рабочей силы.

Америка, добившаяся огромных успехов в создании индустриального производства, превратилась в образец для Страны Советов. «Новая Русь», назвал свой гимн Америке крестьянский поэт Петр Орешкин в 1922 году :

И снится каждой полевой лачуге
чудесный край.
Железный Нью-Йорк.

Американская мечта

В до-индустриальном обществе крестьянин добывал средства к существованию на своем участке земли, который давал ему все что нужно было для жизни, крестьянин зависел больше от природы, чем от общества в целом. В индустриальном обществе массовое производство продуктов потребления предоставляло не только рабочие места, но и все средства существования, индустриальная экономика стала мощным инструментом контроля как отдельного человека так и всего общества. Aктивноe участие большого количества людей в экономической жизни привело к созданию огромных, небывалых богатств, сконцентрировавшихся в руках американской экономической элиты, давших ей возможность, манипулируя общественными институтами, создавать новые структуры власти, изменять жизнь всей страны.

В Советской России политическая элита, владея монополией на средства производства продуктов потребления, сумела провести кардинальные изменения во сферах общественной жизни. Полная экономическая зависимость населения от государства давала партийной номенклатуре мощный инструмент подчинивший общество и воспитать новую мораль, новое сознание, новое мировоззрение. Тем более, что в России общество традиционно привыкла уступать государственному насилию.

В европейских странах социальную политику также осуществляло государство, но государство контролировалось обществом. В Америке государство контролировалось экономической элитой, практически служило ее интересам, "капитаны индустрии” формулировали политические и экономические цели, создавали жизненные идеалы и воспитывали мировоззрение.

Европейские страны создавали Новый Порядок разрушая старый мир путем революций.

«Мы старый мир разрушим, а затем...»
В Новом Свете разрушать было нечего, Новый Порядок строился на континенте без всяких признаков цивилизации, и в этом было главное преимущество Америки перед старой Европой. Америка начинала с чистой страницы.
Американская мечта

Французская революция 1789-го года провозгласила

«Свободу, Равенство и Братство»
, — обобщенную трактовку многовековой мечты об обществе, где братство должно было стать результатом свободы и равенства. Американская Декларация Независимости, как будто объявляла о том же, —
«Свобода, Равенство и Право на поиски счастья»

Но, «Свобода», в отличии от лозунга французской революции, не означала свободы личности, свобода понималась, как право на участие в конкурентной борьбе. «Равенство», понималось не как равенство социальное и экономическое, а как равенство возможностей в условиях индивидуального предпринимательства. Братству же не было места в борьбе всех со всеми за богатство, и призыв к братству, в лозунге Французской Революции, сменился «Правом на поиски счастья».

Европейские революции провозглашали расцвет личности, как свою цель и результат, а свободу, как свободу самовыражения личности, это была система в которой свобода для личностей подразумевала отсутствие свободы для толпы, безликой массы. Американская цивилизация не ставила своей целью расцвет личности, на новом, необжитом континенте требовался работник, все слои населения превращались в работников, в свободной экономике возникала другая социальная иерархия, иерархия результатов труда.

Американская мечта

Как писал один из создателей американской конституции Томас Пэйн, - «...экономика эффективно реализует принцип всеобщего равенства.»

Экономика нуждается лишь в одном типе человека, человеке Дела. Дело доводит личность до общепринятого стандарта и создает, таким образом, общество равных. В Европе одним из критериев определения личности была приобщенность к мировому знанию, высокой культуре, а человек дела не нуждается в знании большем, чем нужно для дела, а культуру видит как форму отдыха, как развлечение, он не ценит богатство мировой культуры, так как богатство понимает лишь как богатство материальное, физическое.

В Европе доступ к культуре имела потомственная аристократия и буржуазный класс, передававший богатство из поколения к поколению, а вместе с ним и культуру. В Соединенных Штатах не было ни потомственной аристократии, ни сложившегося буржуазного класса, ее элита состояла из тех, кто поднялся наверх из самых низов. Общественные классы отличались друг от друга не образованием, культурой и манерами, лишь экономическим статусом.

В Европе высшее общество жило литературой, театром, философией, а культурой простого люда были рыночные зрелища. Америка страна простых людей, и рыночные зрелища здесь стали культурой для всех классов. Поэтому в Америке, раньше чем в других странах мира, выросла массовая культура, культура зрелища, которая, во второй половине ХХ века, начала победоносное шествие по всему остальному миру.

Американская мечта

Экономика, став главной целью американской демократии, вырвала людей из нищеты, унижавшей их достоинство, создала материальную базу для полноценной человеческой жизни, предоставила материальный комфорт, а культура должна была стать формой отдыха, развлечением в свободные от работы часы, обеспечить комфорт эмоциональный.

Маркс предвидел, что при капитализме экономика перестанет быть отдельной сферой жизни общества, займет собой все общественное пространство и создаст те формы жизни, которые соответствуют целям экономики. Работы Маркса, во многом, были построены не столько на анализе, сколько на догадках, многие его догадки не подтвердились, но его догадка о том, что экономика, в будущем, станет главным содержанием и смыслом общественной жизни, была гениальным прозрением.

Экономика, превратившись в центр общественных интересов, перестает служить обществу, она начинает служить только себе.

Американская мечта

В своей философской пьесе "Тень" драматург Шварц пишет о "Человеке” и его "Тени”, символизирующих Добро и Зло, представлены как единое целое, одно не может существовать без другого, человек и его тень неотделимы. Человек ценит свою тень, она его друг и, в тоже время, его слуга. Но "Тень”, Зло, не хочет смириться со своей служебной ролью, хочет занять место "Человека”, Добра.

"Человек”, в пьесе Шварца, дал "Тени” полную свободу, но получив ее, она хочет не только полностью подчинить себе человека, она хочет его уничтожить, но, отрубив ему голову, она отрубает и свою. В пьесе, которую поставила западная цивилизация, "Тень” поступила умнее, чтобы стать больше чем сам человек, она убедила его встать в такой ракурс по отношению к источнику света, при котором отражение человека было больше его самого. Когда тень показала, что ее размеры могут увеличиваться почти беспредельно, человек подчинился ей, перенес уважение к себе на свою тень. Тень, экономика, стимулировала в человеке желания всего внешнего, физического, материального, и постепенно внешнее для него стало важнее его внутренней жизни, которая и делала его Человеком.

Когда внешняя, материальная сторона жизни превратилась для него в единственную ценность, человек утратил свое духовное начало, и стал частью материального мира, частью экономики, стал слугой собственной тени.

До начала индустриальной революции политика, религия и культура были основными инструментами совершенствования человеческих отношений, но многие проблемы оставались нерешенными. Экономика смогла, во многом, эти проблемы решить, и политика, идеология, культура, вся жизнь общества подчинились ее огромной силе.

Экономика доказала свое преимущество перед всеми другими формами в создании сбалансированного общественного механизма, и, после крушения советского коммунизма, последнего оплота идеологии, на службу которой были поставлены политика, культура и экономика, западная демократия отказалась от декораций идеологических формул, и признала, что основным регулятором общественных отношений является сила, сила экономики.

Цивилизацию Запада принято называть христианской, но христианская мораль видела в Силе Зло, этические нормы христианства любовь к ближнему и сострадание к слабым. Сила, разрушая старое, создает новое. Не личность, не свобода духа, не добродетель создают богатства, их создает Сила, в формах, рожденных индустриальным обществом. Эта Сила сумела реализовать многовековую мечту человечества о материальном благополучии, воспитав новое отношение к человеку, теперь он ценен только тем, что он создает, а не тем кем является.

В Европе считалось, что государство является гарантией общественного и экономического развития, что оно регулирует интересы экономики и общества в целом. Но государство, громоздкий механизм, не обладает теми возможностями которые имеет свободный рынок, гибкий, постоянно приспосабливающийся к изменениям.

Отцы-основатели США видели в государстве главную опасность для свободного развития общества, и стремились ограничить его власть.

«Государство - главный враг общества»
, писал Томас Джефферсон, создатель Декларации Независимости.

Первый американский президент, Джордж Вашингтон, сравнивал государство с огнем, —

«Пока огонь в камине, он добрый слуга, но если вы перестанете за ним следить, он сожжет ваш дом»

Без государства общество существовать не может, но общество должно научиться контролировать эту силу, которая всегда имеет тенденцию вырваться из «камина». В конце ХХ века стало очевидно, что ту же тенденцию имеет и другая сила, экономика.

В период кризисов, когда экономика вырывается из «камина», это становится особенно наглядным. История дает множество примеров когда государство насилием подчиняло общество своим целям, противоречащим задачам и целям человеческой жизни. Экономика обладает еще большей силой влияния, так как использует не насилие, а убеждение, сложную систему манипуляций общественным сознанием, которая прививает необходимые для системы взгляды, мнения, диктует идеи, мировоззрение и образ жизни.

Автор: Гофман М.

Категорія: Цікавинки | Додав: Alla-Petrivna
Переглядів: 353 | Завантажень: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]
Форма входу

Пошук

Друзі сайту